Местное отделение Всероссийской политической Партии "Единая Россия" Зеленоградского административного округа города Москвы

Анатолий Андреевич Хапилов

Родился 24 сентября 1922 года в Ярославской области. Участник обороны Москвы, парадов на Красной площади-7 ноября 1941 года и 24 июля 1945 года. Награжден орденами «Отечественной войны II степени», «Знак почета», медалями «За оборону Москвы», «За Победу над Германией В Великой  Отечественной войне 1941-1945гг.», почетным нагрудным знаком «За Мужество и Любовь к Отечеству». В настоящее время проживает в 5-м микрорайоне Зеленограда.
Войну я встретил в канун своего девятнадцатилетия, когда уже был состоявшимся представителем рабочего класса и работал на Ярославском шинном заводе.
В последних числах июня 1941г. был призван в армию, но вместо западного направления меня вместе с другими ребятами повезли на восток. Мысль была одна, что вот-вот и японцы на нас нападут. Прибыли в Новосибирск, нам выдали пограничную форму и зачислили в учебный пограничный полк. Началась боевая подготовка. Но уже в начале октября нас подняли по тревоге, отобрали человек восемьдесят отличников, посадили в поезд и повезли обратно на запад. Прибыли в Москву 18 октября, а уже 20 октября в столице было объявлено осадное положение.
Разместили нас в Покровских казармах, недалеко от Чистых прудов, переодели в форму внутренних войск и зачислили в Московскую зону обороны. Уже на второй день нас направили на патрулирование Москвы для борьбы с провокаторами, криминальными элементами, мародерами и паникерами. Был отдан четкий приказ: за нарушение порядка осадного положения – расстрел на месте. Помимо этого главной задачей нашей дивизии была охрана особо важных объектов и предприятий Москвы, которые обеспечивали боевые действия и наладили выпуск вооружения для нашей армии.
Наш полк был оперативный. Перед нами стояла задача: если немцы ворвутся в Москву – уничтожить их и стоять до последнего. Мы патрулировали Москву и ее окраины круглые сутки. Было очень тяжело. Когда стоишь ночью один в карауле, нервы напряжены до предела: надо постоянно быть бдительным. Стоишь два часа, потом приходит смена. Первые два часа после поста чистишь ружье, совершаешь уборку. Еще два часа – свободных, но спать тебе все равно нельзя, пока не придет смена. Стояли мы 2 часа, потом через 4 часа заступали вновь, и так – круглые сутки. Завтрак, обед, ужин и два часа сна – ты имеешь право лечь спать, только когда придет смена. Снимаешь шинель, но спишь  в сапогах и обмундировании. Внезапно командир ночью для тренировки дает команду: «Тревога! В ружье!». Только заснули – и снова вскакиваем, как сумасшедшие. По команде нужно было брать винтовку и становиться в строй, иногда не соображая, вместо винтовки хватали кто подушку, кто одеяло…
Но мы имели полную информацию об обстановке на фронте и в тылу. Я видел боевой дух солдат, читал, какие на фронте армия совершает героические подвиги, как рабочие трудятся в тылу на фабриках и заводах, поэтому стойко переносил все трудности, как и все мои боевые товарищи. Я был уверен в том, что сказал нам товарищ Сталин: «Враг будет разбит, Победа будет за нами».
Особенно мне запомнились два парада на Красной площади. Первый-7 ноября 1941года. Его подготовка держалась в строжайшей тайне. Только накануне вечером нам сообщили, что на следующий день ожидается ранний подъем. После завтрака наш третий полк оперативного назначения выдвинулся на Красную площадь с задачей обеспечения безопасности проведения парада. Немцы стояли на пороге Москвы. Мы и предположить не могли, что окажемся участниками такого исторического события. Многие части прямо с парада маршем направлялись на фронт…  Второй парад, победный – 24 июля 1945 года, когда мы бросали к стенам Кремля трофейные знамена поверженной фашистской германии.
После окончания войны еще три года участвовал в операциях по ликвидации националистических бандформирований на территории Прибалтики и уничтожении бандеровского подполья на Западной Украине.
Было четыре часа утра, когда мы узнали о Победе. Наш взвод дежурил по кухне, мы только собрались пойти и немного отдохнуть, но услышали шум и крики: «Ура! Война закончилась!». Один солдат притащил винтовку и на радостях вогнал ее штыком в пол.
После окончания войны нас должны были демобилизовать в 1946 году, а в итоге демобилизовали лишь в декабре 1948 года. Некоторые ушли раньше – те, кого взяли на работу в КГБ. А меня не взяли. На почве недосыпания я тяжело заболел: у меня так страшено болела голова, что не мог даже прочитать страницу в книжке, не мог ездить на трамвае. Меня направили в госпиталь им. Н.Н.Бурденко, я пролежал там некоторое время и  получил заключение с вердиктом: «Не годен к строевой службе». Через некоторое время устроился в проектный институт по производству автомобилей, где проработал 33 года. Год работал в Ираке, по работе командировался в Южный Йемен. В жизни были два случая, когда помогли армейские навыки – удалось спасти двух мальчишек восьми и десяти лет, загоревшихся от костра, и рыбака, провалившегося под лед